Я хотел бы начать этот обзор со слов: «Я не очень люблю биографии», — потом я вспомнил, как восхищал меня Джон Леннон: о себе, и сколько места на моих полках занимают биографии Гарринчи, Джорджа Беста, Марадоны или Бекхэма, что дает четкое доказательство того, что я все-таки отношусь к биографиям с некоторым убеждением. Мой вывод другой: я не люблю биографии людей, чьи жизни мне не интересны. И дело не в том, что я имею что-то против творчества или личности Гловацкого, просто я не принадлежу к группе его поклонников, и поэтому мне иногда было скучно читать его автобиографию.

Конечно: книга хорошо читается — с точки зрения языка она на высшем уровне и является действительно хорошим произведением. Но хаотичный, отвлеченный и вульгарный характер текста наскучил мне до смерти. Я понимаю, что такое повествование подчиняется своим законам, но эти законы не обязательно должны меня устраивать, не так ли? В общем, я бы разделил книгу на две части — интересную и ненужную. В первую я бы поместил все воспоминания о детстве (особенно о матери и Варшавском восстании), анекдоты из коммунистического периода и реальность жизни в изгнании. Остальное — многочисленные романы, запутанные отношения с другими людьми и все признания, в которых автор полагается на вечную иронию, — я бы выбросил в мешок с надписью «ненужное» или, по крайней мере, «не для меня», потому что кто я такой, чтобы диктовать выдающемуся человеку, о чем писать в книге, в которой он сводит счеты с самим собой и своей жизнью?

Я с большим уважением отношусь к Янушу Гловацкому — писателю, обозревателю и сценаристу. Я пытаюсь понять его позу плейбоя, но я не убежден в его подлинности. Самоирония, черный юмор и высмеивание всего и всех меня немного раздражают — как и мою подругу Сильвию, с которой мы сегодня обсуждали тему «Из головы» — я замечаю желание необходимого обеления себя, попытку объяснить свое пассивное отношение, убежать и отрезать себя от того, что якобы было самым важным, но не настолько важным, чтобы за него бороться. Действительно, Гловацкий добился неплохих результатов — он был одним из немногих, кто преуспел в Соединенных Штатах, — но есть ли что-то, что его объясняет? Другие взялись за дело, а наш писатель бросил белое полотенце и сдался — он якобы поддерживал тех, кто восстал, но сам отстранился от этого… Правильно это было или нет — не мне судить.

Она наполнена реалистичными изображениями польских и американских городов, профилями людей, известных по телевидению и литературе, и великими событиями, свидетелями которых был мир. Кроме того, здесь есть целый ряд литературных ссылок и многочисленные воспоминания из жизни. Я бы назвал все это трудноперевариваемым горохом с капустой — хаотичность воспоминаний автора порой невыносима. Однако всю эту историю спасает интеллект и язык автора, которые заслуживают больших аплодисментов. Но не является ли это утверждением очевидного? Януш Гловацкий — это имя бренда, уважаемое и ценимое имя. Я преклоняюсь перед ним из большого уважения к литературным личностям. Но я не откажусь от своих вкусов и чувств.

Моя оценка: 7/10

Из головы, Януш Гловацкий

Lena173, спасибо большое за красивую открытку/письмо-сюрприз! Не знаю, как я смогу отплатить тебе 🙂 Я так рада за тебя.