Варшава. «Многомерное человеческое здание», и в нем два мира, две разные реальности. В одном месте, которое могло бы находиться в любом другом уголке Польши, переплетаются судьбы двух групп людей. Люди с другим взглядом на мир, живущие в другой реальности, живущие в совершенно другой…

Первый мир представлен тремя поколениями женщин, живущих в серой однокомнатной квартире где-то в обшарпанной многоэтажке: Маленькая металлическая девочка, ее мать Халина и бабушка, которую называют Психической старухой в инвалидном кресле. Их жизнь усеяна постоянными ссорами и раздорами. Старушка постоянно вспоминает о войне, ее дочь ходит «за покупками» на свалку, а высокомерная внучка высмеивает все и всех. Вы можете подумать, что их мир полностью оторван от реальности, но чтение драмы доказывает, что каждый из героев обладает чертами, типичными для большинства поляков.

Существует и другой мир, представленный на страницах книги «Между нами — добро». Здесь мы встречаемся с актером, сценаристом и телеведущим — персонажами, чьими приоритетами являются слава, блеск и карьера. Они презирают посредственность и бедность, посещают салоны и стремятся во что бы то ни стало «быть кем-то», выделиться из так называемой «серой массы».

Масловская сопоставляет и сталкивает эти два мира — один серый, депрессивный и маргинальный, а другой красивый, красочный и богатый. Ситуация, в которой оказываются представители первого мира, сводится к их низведению до квазиреальности, основанной на том, чтобы не быть, не существовать, не быть замеченными. С другой стороны, существование представителей второго мира связано с медиа, потреблением и «бытием». Этот контраст помогает читателю осознать разделение, существующее в нашем обществе, и то, насколько никчемными могут быть те, кого считают образцом для подражания. В то же время она подчеркивает глупость тех, кто берет примеры с таких фигур…

Уникальность драмы Масловской заключается в насмешке, гротеске и преувеличении, которые она демонстрирует. Именно сопоставление и высмеивание этих двух миров движет действием и позволяет ему развиваться. Стоит отметить, однако, что в традиционном смысле слова «действие» в «Между нами право» отсутствует — его заменяет беспорядочный диалог — «движущая сила» драмы. Персонажи становятся здесь своего рода символами, а диалоги раскрывают писательское мастерство молодого автора. Автор, который предстает перед нами как бдительный наблюдатель и отличный новатор. И хотя ее можно обвинить в отходе от классической модели драмы, это не мешает нам признать «Между нами все в порядке» действительно исключительным произведением. И исключительно хороший.

У нас все хорошо, Дорота Масловская

Дорота Масловска проявила удивительную зрелость, написав свою вторую драму. Ее больше нельзя назвать «позором польской литературы» или «крикливым, вульгарным подростком». Ее можно с полной ответственностью считать необычайно развитой, знающей женщиной, которая прекрасно умеет отображать реальность словами. Этим текстом молодая писательница еще раз доказывает, как искусно она владеет словом. Она умеет смешивать языки разных поколений, социальных групп и сред, создавая инновационные фразы и выражения. Речь каждого из ее персонажей отличается и сочетает в себе разные языки и дискурсы. Таким образом, здесь появляется речь Интернета, язык интервью, тексты рекламных слоганов, фрагменты гороскопов и листовок, язык знаменитостей, бедняков и политиков, а также довоенная речь. Клише и штампы из уличной, магазинной и «салонной» речи накапливаются и становятся гротескными, насмешливыми, преувеличенными.

Дорота Масловска — «голос поколения», исключительно талантливая молодая писательница, о которой стоит говорить. Остается надеяться, что ее следующий роман, о котором она неоднократно заявляла в интервью, окажется еще одним произведением, вызывающим дискуссии и привносящим «новое качество» в польскую литературу.

Моя оценка: 8,5/10

PS. Признаюсь, мне потребовалось много времени, чтобы привыкнуть к этому тексту — мое первое впечатление было не самым лучшим. Но по мере того, как я общался с ней все чаще и чаще — я проникся большой симпатией к автору и большим уважением к ее работе. Без этого, я думаю, я бы уже давно перестал писать свою бакалаврскую работу 🙂 Не уверен, что я бы это сделал.